Корзина товаров



  • нет товаров

Новинки

Зарождение лаковой миниатюрной живописи в селе Палех

Зачатки нового палехского искусства смелее рождались в Москве, в частной иконописной мастерской А.А. Глазунова. Там вел упорные поиски И.И. Ноликов. В кустарном музее увидел он расписанные лукутинские коробки из папье-маше и подумал: вот бы нашим палешанам!

В мастерской нашлись фотографические ванночки из папье-маше, и он на донышках золотом нарисовал две композиции: «Охота на медведя» и «Адам в раю». Рисунки произвели впечатление на работников Московского кустарного музея: оказывается, палехские матера могут расписывать изделия из папье-маше. Глазунова, представившему голиковские работы, в музее выдали полуфабрикаты для художественной росписи.

Голиков написал еще несколько миниатюр: «Игра в шашки», «Деревенская гулянка», «Петухи». Работа демонстрировалась на той же выставке, где показывала деревянные изделия палехская артель. Глазунов получил диплом первой степени. Было так: рисовал художник, а на миниатюре ставилась фамилия хозяина мастерскаой.

Тем не менее опыты по росписи на папье-маше в мастерской Глазунова продолжались. В ней уже работали, кроме Голикова, и другие палехские мастера: И.П. Вакуров, А.В. Котухин.

Вскоре палешане вместо масляных применили яичные краски, более яркие, позволяющие создавать тончайшие линии. А это очень важно в миниатюрной живописи. Осваивали способы лакировки изделий, впервые испробовали на папье-маге «твореное» золото (листовое золото растворяется особым, палехским способом. Приготавливать золото для наложения кистью на папье-маше по-палехски – «творить» золото.)

Интерес к новому делу возрастал. Им занялся профессор А.В. Бакушинский. Уроженец Палех сын местного волостного писаря, прекрасный знаток традиций и стиля древней живописи, он оказывал благотворное воздействие на возрождающееся искусство. По вечерам профессор заходил в мастерскую и группе бывших иконописцев читал лекции по искусству. Вместе с ними рассматривал эскизы, обсуждал темы работ, помогал продавать первые изделия через магазин Московского кустарного музея.

Палешанам памятно лето 1924 года. Московский кустарный музей дал большой заказ на красочные изделия для сельскохозяйственной выставки. Эту ободряющую весть и полуфабрикаты из папье-маше привез тот же профессор Бакушинский. Первая Палехская художественная декоративная артель все еще занималась росписью деревянных матрешек и влачила жалкое существование. Бакушинский собрал лучших мастеров, разъяснил смысл заказа. Палешане с жаром взялись за дело. И.М. Баканов, И.В. Маркичев, А.В. Котухин сообща готовили эскизы, подробно их обсуждали, исправляли ошибки. Бакушинский подсказывал бывшим иконописцам пути к новому художественному стилю. При обсуждении готовых работ указывал, что может быть допустимо в декоративном искусстве.

Заказ музея выполняли вместе – работники палехской артели и московская группа палешан. На выставке все работы были отмечены высшей наградой.

Вот тогда, в декабре 1924 года, и собрались энтузиасты и решили создать новую художественную организацию – «Артель древней живописи», закрепив то, что зародилось в длительных упорных поисках.

Бывшие иконописцы, говорил И.И. Голиков, «нашли свое место в революции».

В том году изделия палешан были представлены на выставке в Венеции и там ошеломили зрителя. Недаром вскоре из Италии в Палех пришло приглашение – послать четырех мастеров для организации школы. Они получат хорошее жалование, после четырех лет – любое место для жительства в Италии, пожизненную пенсию.

Палехские художники послали ответ, смысл которого сводился к тому, что они не покинут своей Родины.